Принятие

Принятие — звучит, как что-то хорошее, но не очень понятно, что конкретно это такое и как осуществляется. Если мне не нравится какое-то мое качество, как мне его в себе принять?

Если мне не нравится человек, как мне принять его таким, какой он есть? И надо ли мне это делать?

Принятие, на мой взгляд, это не то же самое, что бездумное (беззубое) смирение и готовность терпеть.

Что же тогда это такое? Попробую описать основные составляющие принятия, как я его понимаю:

1). Признание реальности

Мне может настолько не нравиться какой-то факт, что я могу отрицать, что он вообще есть.

Если его отрицать, то его невозможно не исправить, не смириться с ним.

Правда, реальность не всегда очевидна, поэтому и признавать ее нужно достаточно внимательно. Если я часто веду себя, как ленивый человек, является ли фактом то, что я ленивый? Нет. Фактом является то, что я часто веду себя как ленивый человек. Правда, стоит еще уточнять, что значит «часто» и что значит «ленивый», но тут мы уже переходим к следующему пункту.

2). Любопытство и стремление понять

Если я не принимаю что-то в себе, в другом, в ситуации, то часто это имеет форму категоричного отвержения, отрицания права на существования, отрицания какой-то ценности, смысла и т. д. В таком отношении нет любопытства к тому, что отвергается и нет стремления понять, что оно из себя представляет, почему оно такое и т. д. И соответственно, отвержение может быть несправедливым, неразборчивым.

А принятие предполагает именно любопытство и стремление понять. Например, с той же ленью, принятие ее в себе начинается с попытки понять, как она у меня устроена, как и почему она есть, какая она. Может выясниться, что это и не лень даже, а что-то другое.

Если мне не нравится что-то в другом человеке, в его поведении, принятие начнется с того, что я попытаюсь понять, почему он так делает, чего он хочет. А не с того, что я просто буду терпеть его поведение и заставлять себе его любить.

3). Откладывание в сторону предубеждений

Проявить настоящее любопытство и стремление понять можно только отложив в сторону свои предубеждения. Если я считаю, что я однозначно ленив, лень — это зло и его нужно искоренять, то понять что-то новое я не смогу и не захочу. Мне нужно перестать быть уверенным и в том, что я однозначно ленив, и в том что лень — зло и в том, что ее надо искоренять. Тогда я могу с настоящим любопытством начать разбираться, что собственно со мной происходит, в чем смысл всего этого и что с этим делать.

4). Разумное изменение или разумное смирение

В результате попыток понять то, что изначально отвергал, я могу действительно что-то понять. Я могу понять, например, что я часто ленюсь, потому что не высыпаюсь. Тогда я могу решить, что буду ложиться чуть раньше. Если хочу, если готов на это.

Идея изменения кажется противоположной идее принятия. Но это только в том случае, если изменение понимать, как принудительное и бездумное. Если изменение является естественным продолжением принятия и одновременно способствует ему, то оно является его частью.

В отношении принятия особенностей другого человека — я могу понять его глубже и это с одной стороны, может изменить мое отношение, меня перестанет раздражать его поведение. Или, с другой стороны, я могу попросить его изменить поведение, но попросить учитывая то, что я про него понял — возможно я смогу предложить такую форму, в которой и ему будет удобно и мне.

Так же, в результате попыток понять, я могу придти к выводу, что ничего я сделать с отвергаемым качеством, например, с ленью не могу в данных обстоятельствах. И бороться с ней бессмысленно. Тогда я могу перестать с ней бороться и начать с ней просто жить, как с одним из обстоятельств. Т.е. я смиряюсь с ней. Но только после внимательных разбирательств и понимания, что это за лень, как она устроена и как функционирует.

То же самое и в отношении другого человека. Если в результате исследований и переговоров выяснилось, что сделать ничего нельзя, то я могу выбрать смириться и просто с этим жить.

Но в отличие от своих качеств, качества другого человека как и другого человека в целом — принимать не обязательно.